арт проект соціальної направленності детальніше

Влада Єгорова

Влада 23+
(мовою оригіналу)

Слушайте, но все идет неплохо. Давайте сначала.
0 - стартовая позиция - 1994 год, Петрозаводск у озер и лесов Карелии. Я рождаюсь в семье моряков, на удивление, девочкой. Меня называют Владой, хотя планировалось Владимиром.

6 лет - я заканчиваю детский сад, ещё год сижу дома и в 7 лет иду в первый класс Петрозаводской ОШ39. В 2000-м по моей просьбе на свет появляется брат.
Отец бросил семью, мама переехала в родной город в Украину.
Мы живём на съемной квартире очень бедно. Я хожу во второй класс Мариупольской ОШ36. Потом мы покупаем дом у родственников - фамильную усадьбу, если хотите.
Тут никого не было, потом было много друзей, потом снова никого не было. Я провела 12 лет в Мариуполе, обучаясь быть как все в начальной и средней школе. До 5 класса была ранимой и мягкой, после 5 стала сильнее. Научилась давать отпор. До 5 класса любила математику, после - литературу и языки. Во 2 классе впервые увидела украинский алфавит. Не помню, как мне удалось выучить мову в совершенстве. Имела одной из первых мобильный телефон Сименс. В детстве мне подарили серьги. Мама не разрешала прокалывать уши до 18, я проколола их в 12 швейной иглой. До 8 класса переживала, что все вокруг встречаются, а я нет. Делала себе странный макияж с голубыми тенями. Пила много алкоголя, курила. Проколола сама себе бровь и губу.

14 лет - мы ходим в клубы с подругой и во всю врем о своём возрасте.
Язык мне пробили в подъезде обычной многоэтажки: у нас с подругой был один катетер, но мне били первой. С детства слушала "Король и шут". После 8 класса встречалась, а к 23 годам не понимаю, зачем начинала так рано. Мечтала, что с первым мужчиной (на два года старше) мы создадим семью. Он больше любил курить траву, чем меня. Да и не в этом суть. С дошкольных лет мечтала быть врачом. В школе учительница биологии и химии это знала. Завышала оценки. Потом она ушла. Другой учитель оценивал по достоинству - в два раза ниже. Поняла, что медиком не стать. Зато учителя по языкам и литературе хвалили. Советовали стать журналистом. Бросила курить и пить. Стала общаться с баскетбольными, а после и футбольными фанатами. Ходила на сектор, ездила на выезды. Знакомилась с праворадикальными идеологиями и их сторонниками.

В мои 18 в доме появился отчим. Он несколько раз избивал меня, маму и брата. Однажды мама оказалась в реанимации, а когда приехала домой, попросила принять отчима "ради нее" и хотя бы здороваться. После 11 класса подавала документы: в Мариупольский государственный университет на журналистику и в медицинское училище на медсестру. Много медитировала. Представляла, что пройду на бюджет. Поступила в 2012 и туда, и туда. Наступила широкой ногой 40 размера на свою мечту. Выбрала вышку. Думала, стану говорить правду. Видела себя рупором. После первого курса поняла, что ошибалась. Никакой ты не рупор, будешь делать, что говорят. Видела коррупцию. Молчала. Много каталась по Украине. Потом второй курс. Ничего такого, кроме войны. Сбежала с оккупированного города. Хотела жить в Украине. В Мариуполь возвращаться не планировала. Но писала курсовую на съемной квартире у друга в Харькове. Написала хорошую, заняла третье место по университету. Потому и вернулась. На третьем курсе попыталась развиваться профессионально в формирующемся местном «Громадському телебаченні». Училась из-под палки. Впадала в депрессии. Набивала татуировки. Красила волосы. Отчим уезжает воевать за ДНР. Потом арестовали маму, обвинив в сепаратизме. В университете не помогали. Попрошайничала в Интернете – люди отзывались. Стыдно, но больше взять денег было неоткуда. Младший братишка не отчаивался, переносил все проблемы достойно. В начале 2015 мама вернулась, дело закрыли. В университете не приняли мою вторую курсовую. Не допуск. Плакала, обещала бросить универ. Как-то замяли. Доучилась. Встречалась, расставалась. Искала, кто донянчит за отца. Особо никто не рвался.

20.5 - Летом после 3 курса ушла в АЗОВ. В университете сказали, что это неофициальная структура, никакого свободного посещения. Бросила учебу. Служила, носила камуфляж, ела кашу на полигоне, ночевала в спальнике. Нашла семью. Стала нелюдимой. Стала агрессивной. Дома стремилась забиться в угол и молчать. Родные не понимали. В 2016 АЗОВ стал не тем. Камуфляжная семья развалилась, те, с кем я начинала, давно ушли. Переехала в Киев, стала продолжать азовский путь в политическом крыле - Национальном корпусе. В 2017 стала для них крысой из-за того, что не "развлекла" того, кто просил. Ушла. Дали денег, чтобы замять инцидент. Перед этим собрали большое совещание, привселюдно отчитав за какие-то сливы информации. Доказательств не предъявляли. Посчитала это пинком от жизни. Не расстроилась.
Каталась по хостелам, искала работу. Жила в безумнейших условиях, работала в брокерской конторе. Потом нашла место в съемной квартире и работу в благотворительном фонде, который помогает животным. Вегетарианство. Нашла несколько фрилансов. Писала книгу. Потом вторую. И сейчас еще пишу. Я обязательно закончу ее в следующем году и выпущу, чтобы разделить свою правду с людьми. Книга будет о Мариуполе, каким я запомнила его весной 2014.

23 года - Внутри гармония, которой не могла достичь много лет. Жизнь била и била. И ударит еще не раз. Но я ведь к этому готова. И, знаете, все идет хорошо.

#muse4youth